?

Log in

No account? Create an account
У этого текста есть предыстория. На вручении "русской премии" мы разговорились с Димой Даниловым, Кириллом Корчагиным и Денисом Ларионовым. Я пожаловалась на то, что вот уж месяц пытаюсь написать заметку про новый роман Пелевина. Но - не могу, ибо текст сей умудряется выскальзывать из моего сознания, стоит закрыть книгу. И тут новое поколение наших критиков начинает недоумевать - а зачем вообще нужно - про Пелевина, что в нем такого...И я понимаю, что в рецепции Пелевина произошел существенный сдвиг. Из культового писателя, каким он был для поколения 90-х он стал - отрицаемым и вторичным. Но вот как объяснить - что же нас тогда, в 90-е, так "вставляло" в этих текстах? ...Словом, спасибо Кириллу и Денису за вопрос, ответом на который и стал этот текст:)


http://russ.ru/Mirovaya-povestka/Pelevin-kak-kolobok-russkoj-revolyucii

Еще одна колонка.

Я ответственно утверждаю, что в России формат литературной газеты - на данный момент невозможен.
"Позиция государства в отношении литературы такая же, как и в отношении всех других «надстроечных» сфер - популистско-обывательская. Оно подкладывает идеологию под обывательский вкус, не приемлющий условности, жаждущий понятной ему простоты. Чтобы стихи были на стихи похожи. И чтобы – «духовность» (то есть - чтобы был пример как правильно себя вести, а «плохие» ни в коем случае не вызвали сочувствия). На то, чтобы выгладить литературное поле по этому лекалу, власть, кажется, готова дать даже средства. Уже сейчас просматривается связка – «союзы писателей» - «консервативно-патриотическая пресса» . А региональные литературы (в устройстве который и в их составе, кажется, никто всерьез еще не разбирался) по моим наблюдениям тесно связаны с писательскими союзами, и более того – для региональных журналов, газет и лито эти союзы – до сих пор реальная сила. То есть то, что можно называть «массовым литературным» (не путать с читательским) сознанием, скорее поверит этой чуждой, серой, маргинальной литературной прессе – как более наглядной и понятной".
И так далее, и все прочее:
http://www.russ.ru/Mirovaya-povestka/Serye-atakuyut-ili-Rassuzhdenie-o-sostoyanii-literaturnoj-pechati
Ответ мой пока такой: чтобы не было недоговоренностей, пожалуй, лучше всего читать два моих только что опубликованных текста "в связке".
Ожин был написан еще в декабре, и посвящен тому, что же все-таки происходит в нашей литературе. Это ответы на вопросы журнала "Дружба народов":
http://magazines.russ.ru/druzhba/2013/2/o13.html

Другой - был вывешен на днях в РЖ. Он посвящен тому, что, напротив, не происходит:
http://russ.ru/pole/Format-ili-Pochemu-v-nashej-literature-nichego-ne-proishodit
В "Новом мире" - моя рецензия об Айзенберге.

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2012/12/v21.html
Критика подобна ледяной скульптуре, которую должны увидеть и оценить до того, как она растает. От критика остаются не тексты, а - репутация. Чистая память. тексты - это второе. И без первого они не читаются.
Отдельные мысли:
- Кажется, появилась какая-то другая манера говорить о чувствах (это я случайно посмотрела кусок Дома-2). Потому что такой способ говорить о чувствах, к которому мы привыкли, предполагал некоторое "сокрытие", "тайное", "внутреннее", которое в разговоре открывалось мучительно, создавая паузы, часто - подразумевания, эвфемизмы. То есть разговор был открытием одного "я" - другому. Он выстраивался как медиатор между "внешним" и "внутренним" человеком, а уж потом - от человека к человеку. А тут - люди говорят как персонажи кукольного театра: "Я злодей, у меня черные мысли" или "Что бы такого сделать хорошего...."
Вообще как-то подумалось, что интересно было бы послушать разговоры. Особенно любопытны разговоры о поведении в Интернете. Иногда ловлю на улице краем уха: "А я тогда такая ему - капсами, капсами".

- Вчера на занятии с первокурсниками, пока им объясняла, для себя доформулировала про разницу между фикциональным и документальным в текстах.
Она, эта разница, заключается в том, что фиктивная реальность стремится к "континуальности" (автор тщательно заполняет лакуны и устраняет противоречия), а "документальная" реальность - дискретна. Заполнение ее пробелов - не предмет авторского произвола.

- Настораживает, что поэзия в последние несколько лет все больше становится предметом консолидации замкнутого сообщества, без каких бы то ни было "внешних" (социальных, экзистенциальных, онтологических и проч) целеполаганий.
От этого у поэта нет возможности реализовать себя вне соответствующего сообщества. То есть: место поэта в социуме - несмотря на все усилия - постоянно размывается в том смысле, что социум "не видит" поэта, не нуждается в нем, не задает ему вопросов. То есть: больше нет таких вопросов, на которые знает ответ только поэт. Но: общество зато теперь нуждается в "писателе". Эта роль, да - есть. Причем писатель может при этом ничего не писать. Потому что это именно - роль. Писатель как медийная персона - это такой универсальный интеллектуал, который знает ответ на все вопросы.
"- Университет? Зачем?
- Без этого ты не сможешь служить в министерстве.
- А я не хочу в министерстве.
- Придется. Других вариантов все равно нет.Не хочешь в этом - выбери другое министерство.
- Но я слышал, что раньше...Ну, до того, как - можно было работать и в других местах. Были магазины, кафе, галереи там, всякие...Театры...
- Замолчи, неровен час, - услышат. Есть только Министерства и Университет. И ты это знаешь. Нет, можно еще, конечно учителем или уборщиком, но для людей нашего круга..."
ИЗ цикла "Диалоги из будущего"
Дорогие жители ЖЖ!
Завтра, в 19.00 буду рада видеть вас в "Улице ОГИ" на вечере Владимира Губайловского, который пройдет в рамках цикла вечеров "Перед книгой".
Владимир Губайловский представит свой новый роман "Учитель цинизма", который вошел в шорт-лист премии "Большая книга", но интересен не этим:)
Это роман о студентах-мехматовцах конца 70-х годов.
Поэтому, помимо чтения глав из романа, предполагается еще и разговор об этом "неуловимом" поколении.

Чиркнув спичкою.....

А стихи нужно писать так, как будто ты УЖЕ умер, а не ЕЩЕ умрешь и в твоем послесмертии все тебя оценят/не забудут

импрвзц

Страна погружается в осень, как в ночь.
Будто не лужи - прилипчивый скоч
Пространству заклеил
рот. Что уж теперь -
Хоть кричи, хоть мычи.
В холодной воде утопили ключи.
И кто его там разберет....

Latest Month

April 2013
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner